Republic of South Ossetia is located оn the southern slopes of the Main Caucasus Range in the area of 3900 square meters. Тhe capital is the city of Tskhinval.
One-tenth of the surface occupied by the Republic of the foothills.
The rest of the territory - the mountainous terrain height from 850 to 3938 meters above sea level.
The highest point - Mount Halatsa (3938 m).

Ответы Министра иностранных дел Республики Южная Осетия Д.Н. Медоева на вопросы СМИ

Printer-friendly version



- 6 апреля Госдепартамент США опубликовал на своей странице пост под циничным названием «Иранская афера с облегчением санкций». Как Вы прокомментируете это?


- Кстати, в этом же заявлении справедливый призыв Тегерана облегчить санкции из-за пандемии коронавируса назван «хитроумной кампанией», а народ Ирана – «самой многострадальной жертвой иранского режима». Что тут сказать, Вашингтон в своем амплуа...

Однако мне представляется, что это заявление Госдепартамента было адресовано не только Ирану, но еще и группе из 24 бывших высокопоставленных дипломатов и военных, которая призвала президента Трампа ослабить антииранские санкции.

Вспомним также, что ранее 16 марта с.г. МИД России также обратился к США прекратить попытки помешать Ирану в борьбе с коронавирусом и призвал немедленно снять санкции, подчеркнув при этом, что в разгар распространения вируса в Иране не пристало сводить геополитические счеты ради собственных амбиций.

Со своей стороны мы также присоединяемся к здравым голосам, которые призывают не делить народы на «хороших» и «плохих», тем более, что новый вирус не делает различий и атакует все страны без разбору.

В Южной Осетии уверены, что дополнительные санкции в отношении соседнего Ирана совершенно не уместны, равно как не справедливы они и в отношении других стран. «Закон джунглей» не приемлем в цивилизованном мире, когда в одинаковой помощи практически нуждаются жители всех континентов.

- Сравнима ли эта ситуация с нашей?

- Несомненно, вся эта история как две капли воды похожа на действия американских марионеток, которые управляют сегодня соседним государством – Грузией. Правительство этой страны копирует не только манеры и стиль поведения заокеанских патронов, имперский цинизм и пустословие, но использует обороты речи и даже интонации.

Чем больше нарастает опасность широкого распространения нового вируса в Грузии, тем больше нагнетается психоз по «спасению» населения Южной Осетии от разгулявшегося в их собственной стране вируса.

- Какая цель преследуется?

- Полагаю, что данная кампания призвана отвлечь внимание от распределения немалых финансовых средств, поступающих в Грузию из международных организаций для борьбы с распространением вируса. Похоже, что сегодня грузинского бенефициара особо волнует проблема распределения крупных сумм, предназначенных для т.н. «оккупированных территорий» – Южной Осетии и Абхазии.

- Можно поподробнее?

- Ситуация довольно проста: Грузией получены крупные денежные транши из международных организаций, которые невозможно потратить на свои собственные нужды, передать их по назначению тоже не получается, причина – отсутствие каких бы то ни было контактов с конечными адресатами.

Доходит до абсурда – чтобы как-то оформить передачу гуманитарной помощи «осетинскому населению» власти Грузии ничего лучше не придумали как обделить жителей села Церовани – выходцев из Ленингорского района Южной Осетии и раздать ее беженцам других категорий…

В добавок к этому, не прекращающаяся агрессивная политика и пресловутый закон об оккупированных территориях, не позволяют Тбилиси выполнить целевую установку международных доноров. Это тупик в который сами себя загнали прошлые и действующие грузинские политики.

Именно в этом заключается причина неадекватного поведения грузинских властей, которые активно используют арсенал дешевых информационных технологий в исполнении различных правительственных чиновников, которые с азартом рассказывают страшилки о «катастрофическом положении оккупированного населения».

В это время Южная Осетия успешно противостоит вирусному натиску с юга и, несмотря на успехи в этом деле, готова к различным формам сотрудничества со всеми заинтересованными международными организациями как на текущий момент, так и на стремительно меняющуюся перспективу.