Республикæ Хуссар Ирыстон ис Кавказаг хæхты хуссарварс.
Йæ фæзуат у 3900 квадратон километры. Йæ сæйраг сахар у Цхинвал.
Йæ зæххы дæсæм хай йын ахсынц хохрæбынтæ.
Иннæ зæхх та у хæххон, 850-æй 3938 метры онг денджызы сæрмæ.
Иууыл бæрзонддæр хох у Халаца (3938 метры).

Комментарий Министерства иностранных дел Республики Южная Осетия

Printer-friendly version
7 июля на проходившей в Люксембурге сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ была принята резолюция по Грузии, содержащая обвинения России в "оккупации" и попытках "фактической аннексии" Южной Осетии и Абхазии и призыв отменить решение по признанию независимости двух государств.


К глубокому сожалению, депутаты Парламентской ассамблеи ОБСЕ, проголосовавшие за принятие этой резолюции, вновь пошли на поводу своих грузинских коллег с многолетним опытом тиражирования подобных документов, имеющих мало общего с существующей реальностью. Очевидно и то, что очередное «творение» представителей Грузии рассчитано на зарабатывание политических очков во внутригрузинских политических процессах и подготовлено с учетом актуальной сегодня в Грузии русофобской конъюнктуры.

Южная Осетия не первый год пытается донести до международного сообщества информацию о том, что обвинения Грузии в адрес Российской Федерации в «оккупации» признанных ею в 2008 году государств не обоснованы ничем, кроме идеологического и пропагандистского прикрытия совершенных Грузией неудачных военных агрессий против народов Южной Осетии и Абхазии. Поэтому представители Грузии в уважаемых международных организациях, продолжающие жить по законам информационной войны, начатой ими в августе 2008 года, не останавливаются перед намеренной подтасовкой фактов и навязывают международному сообществу удобную для Грузии картину искаженной реальности.

В ОБСЕ лучше других должны быть осведомлены о причинах и ходе грузино-осетинского конфликта, поскольку именно ОБСЕ напрямую участвовала в процессе урегулирования грузино-осетинского конфликта с декабря 1992 года по август 2008 года, однако, располагая группой военных наблюдателей в Грузии, как и в Южной Осетии, оказалась не в состоянии ни предотвратить полномасштабную военную агрессию Грузии против Южной Осетии, ни дать впоследствии принципиальные оценки последовавших в результате этой военной авантюры трагических событий.


Цхинвал, 8 июля 2019 года