На южных склонах Главного Кавказского хребта на площади 3900 кв. км. расположена Республика Южная Осетия (столица - город Цхинвал).
Десятую часть поверхности Республики занимают предгорья.
Остальная же территория - гористая местность высотой от 850 до 3938 метров над уровнем моря.
Самая высокая точка - гора Халаца (3938 м.).

Комментарий заместителя Министра иностранных дел Республики Южная Осетия А.К. Кочиева

Версия для печати

Относительно намерения Прокурора Международного уголовного суда Фату Бенсуда инициировать расследование событий августа 2008 года

Прокурор Международного уголовного суда Фату Бенсуда официально запросила санкцию МУС на проведение официального расследования событий августа 2008 года, когда Грузия осуществила очередную полномасштабную военную агрессию против Южной Осетии.


Расследованием событий августа 2008 года уже занимались следственные органы Республики Южная Осетия, Российской Федерации и международная комиссия Евросоюза под руководством Хайди Тальявини, пришедшая к выводу об ответственности Грузии за развязывание войны. Трагические итоги нападения Грузии на Южную Осетию в августе 2008 года общеизвестны: гибель российских миротворцев, огромные человеческие жертвы и разрушения, более сорока тысяч осетинских беженцев, которые нашли убежище в России.

Следует сказать, что Южная Осетия и до 2008 года не раз подвергалась нападениям со стороны Грузии. В 1920 году грузинскими войсками были осуществлены геноцид и тотальные этнические чистки в отношении осетин, в результате которых погибли многие тысячи людей, а все выжившие были вынуждены покинуть свои дома и искать спасения на территории России. В начале 1990-х грузинские войска и банды боевиков сожгли и разрушили в Южной Осетии несколько десятков осетинских сел, тысячи невинных людей стали жертвами вооруженной агрессии Грузии и этнических чисток в отношении осетин. В 2004 году Грузия вновь совершила нападение на Южную Осетию. Все эти преступления грузинских властей остались безнаказанными, что утвердило грузинских правителей в убеждении относительно своего права на полную свободу действий в отношении Южной Осетии и новой кровопролитной войне в августе 2008 года.

Материалы расследований, проведенных «по горячим следам» в августе 2008 года, не привлекли внимания международных поборников законности в Гааге, которые остались равнодушны к боли, страданиям и нарушениям прав граждан Южной Осетии. Преступления грузинской военщины, жестокие убийства осетин без различия пола и возраста, многочисленные разрушения жилищ и объектов гражданской инфраструктуры грузинской армией остались вне поля зрения прокурора МУС, хотя уже в 2008 году в международные органы правосудия поступило около четырех тысяч заявлений от лиц, пострадавших от действий грузинской армии в Южной Осетии.

Интерес к событиям 2008 года офис прокурора Международного уголовного суда стал проявлять лишь с 2013 года, причем с крайне односторонних позиций. Еще до проведения официального расследования со стороны Международного уголовного суда, в ежегодных докладах прокурора МУС за 2012, 2013, 2014 годы была представлена точка зрения, отражающая исключительно позицию грузинской стороны и обвиняющая осетин в широкомасштабных нападениях на грузинских гражданских лиц, разрушениях их жилищ и насильственных перемещениях в период с августа по октябрь 2008 года, вплоть до обвинений в совершении преступлений против человечности. Судя по всему, речь не будет идти об определении вины грузинских властей и военных, обвинение предполагается строить прежде всего против тех, кто стал объектом вооруженной агрессии Грузии. Не случайно заявления прокурора Бенсуды вызвали прилив воодушевления в Тбилиси, где явно рассчитывают использовать возможности прокуратуры МУС, чтобы переписать заново события позорной для Грузии августовской войны 2008 года.

Без сомнения, позиция офиса прокурора МУС имеет большой вес и ходатайство госпожи Бенсуды относительно получения санкции на начало официального расследования событий августа 2008 года в Южной Осетии, ставит судей Международного уголовного суда перед выбором: между справедливостью и предлагаемой прокурором заранее расписанной трактовкой, обеляющей тех, кто ответственен за нападение на Южную Осетию и совершенные при этом военные преступления. Если Международный уголовный суд дорожит своей репутацией, то ему следует сделать все возможное, чтобы избежать навязываемого ему одностороннего политизированного подхода.


Цхинвал, 20 октября 2015 года