На южных склонах Главного Кавказского хребта на площади 3900 кв. км. расположена Республика Южная Осетия (столица - город Цхинвал).
Десятую часть поверхности Республики занимают предгорья.
Остальная же территория - гористая местность высотой от 850 до 3938 метров над уровнем моря.
Самая высокая точка - гора Халаца (3938 м.).

Интервью Министра иностранных дел Республики Южная Осетия Цховребова К.И., опубликованное в журнале ZUERST!

Версия для печати

img_1010.jpg

- Уважаемый господин министр, в августе исполнилось семь лет с трагических событий в Южной Осетии, когда грузинская армия совершила на вас нападение. Как Вы из сегодняшней перспективы видите эти события?


- В августе мы отмечали седьмую годовщину одной из самых кровавых и трагических дат в современной истории Южной Осетии, когда в ночь с 7 на 8 августа в результате вероломного нападения Грузии на Южную Осетию погибли сотни ни в чем не повинных людей. Эти потери – невосполнимая утрата для малочисленного осетинского народа. Память о зверствах и преступлениях, совершенных грузинскими войсками на осетинской земле, остается незаживающей раной в сердце каждого осетина. Подвиг защитников Цхинвала, осетинских и российских миротворцев, солдат и офицеров российской армии, защитивших народ Южной Осетии от физического уничтожения, всегда будет предметом гордости и преклонения.

В современных конфликтах, в первую очередь, бросается в глаза то, что в их раскручивании не последнюю роль играют силы извне. Именно при непосредственном вмешательстве западных стран стала возможна смена власти и в Вашей стране в 2000-х гг. с последующим насильственным отторжением Косово, которое никогда не было поддержано Республикой Южная Осетия. У вас может возникнуть вопрос «Почему?», так как, к сожалению, в силу ошибочных представлений об имевших место процессах в Южной Осетии, в Сербии считают нас такими же сепаратистами, как косовских албанцев. Однако это не так. Необходимо делать различие между сепаратизмом, что является преступлением, и законной национально-освободительной борьбой. Если в Косово не было никаких законодательных оснований для провозглашения независимости, то борьба народа Южной Осетии, которая началась еще в 1989 году, еще в период существования Советского Союза, опирается на весь комплекс действовавших на тот период законов СССР.

Суть нашей борьбы заключалась в том, что Грузинская ССР хотела выйти из состава СССР, а Южная Осетия не хотела выходить из состава СССР. Это привело к конфликту между Южной Осетией и Грузией. Желание остаться в составе своего государства не является преступлением. Для того, чтобы скомпрометировать позицию Южной Осетии, грузинская пропаганда начала активно распространять ложь о том, что южные осетины якобы являются сепаратистами. Однако сепаратизмом является желание отделиться, обособиться от своего государства, а не желание остаться в его составе. Эту цель преследовала именно Грузия, а не Южная Осетия. Таким образом, позиция осетин совпадает с позицией сербов, а не с позицией албанцев. Кстати, на сербской стороне, в рядах сербских вооруженных формирований активно воевали и выходцы из Осетии. Думаю, это не является в Сербии секретом.

Южная Осетия давно пытается привлечь внимание международного сообщества к теме геноцида осетин со стороны Грузии, так как иначе охарактеризовать действия грузинских властей в отношении осетин просто нельзя. Кстати, в этом году мы отмечали 95-летие геноцида народа Южной Осетии со стороны Грузии. Материалов по геноциду осетинского народа более чем достаточно. Парламент Республики Южная Осетия еще в апреле 2006 года принял «Декларацию о геноциде южных осетин в 1989 - 1992 годах». Дана политико-правовая оценка событий в Южной Осетии с 1989-1992гг., а также политико-правовая оценка агрессии Грузии против Республики Южная Осетия с 2004 по 2008 годы, в которой четко сказано, что действия Грузии входят в грубейшее противоречие с нормами международного права, в том числе и гуманитарного, попирают множество международных конвенций и деклараций, касающихся прав человека, как в мирное, так и в военное время, в том числе и четыре Женевские конвенции от 12 августа 1949 года. Принуждение Грузии к миру - вынужденная мера, предпринятая Российской Федерацией, преследовавшая целью обуздание агрессора и предотвращение геноцида южных осетин. А признание Южной Осетии Россией – логическое завершение акта о принуждении агрессора к миру и надежная гарантия неповторения геноцида нашего народа.

Сегодня Республика Южная Осетия является независимым, международно-признанным государством. Думаю, что после всех совершенных преступлений по поводу сосуществования Южной Осетии в едином государстве с Грузией ни у кого в мире иллюзий быть не должно.

Мы не вправе забывать и прощать Грузии совершенные преступления. Одной из приоритетных задач внешней политики Республики Южная Осетия является не только донести всю правду о тех страшных событиях до мировой общественности, но и добиться осуждения преступников, виновников этой трагедии. Мировое сообщество должно дать правовую оценку этим событиям и сосредоточить усилия на том, чтобы повлиять на признание Грузией ответственности за совершенную агрессию и ее результаты. Замалчивание правды о тех событиях и пассивная реакция мирового сообщества на агрессивную политику Грузии позволит ей совершать все новые и новые преступления. Такие серьезные преступления, которые попадают под определение "преступлений против человечности" не должны оставаться безнаказанными. Это важно для всех народов мира, чтобы не было больше трагедий, подобных августу 2008 года.

- Изменилось ли что-либо в отношениях с Грузией со временем? Какую политику проводит новый президент Грузии по сравнению с политикой бывшего президента Михаила Саакашвили?

- Что касается новых властей Грузии, их заявления о том, что Грузия хочет наладить отношения с Южной Осетией, конечно же, носят декларативный характер. Подобные высказывания со стороны грузинских властей звучали и ранее. Курс новых грузинских властей мало чем отличается от политики предшественников. На деле, официальной Тбилиси, как и большинство грузинского общества, по-прежнему не хочет признавать сложившиеся реалии и продолжает настаивать на «прекращении российской оккупации части грузинской территории».

Новые власти Грузии также регулярно высказывают обвинения в адрес предыдущей власти в том, что именно она, в лице М. Саакашвили, виновата в произошедшем. Каждый новый руководитель Грузии обвиняет предшественника во всех грехах, пытаясь преподнести себя в лучшем свете. Годы, прошедшие после позорного провала агрессии против Южной Осетии, показали, что грузинское общество и государство не готовы критически оценить действительность, сделать выводы относительно реальных национальных интересов и путей их достижения. Жажда реванша никуда не делась. И для этого американские деньги, на которые, в частности, вооружается грузинская армия, работают действительно активно и эффективно.

Кстати, о неизменности принципиальной позиции Грузии в отношениях с Южной Осетией и Абхазией говорит и тот факт, что Тбилиси по-прежнему не хочет подписывать юридически обязывающего документа о неприменении силы. Именно этого на протяжении вот уже 33 раундов в рамках Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье наша делегация совместно с делегациями Абхазии и Российской Федерации настойчиво добивается от грузинской стороны. Важно, чтобы у нас были гарантии неприменения силы со стороны Грузии. Это позволило бы создать предпосылки для установления доверия между двумя странами. И именно от решения этого вопроса Грузия всячески уклоняется.

Также грузинские власти продолжают политизировать такой важный вопрос, как проблема беженцев и вынужденно перемещенных лиц. Ежегодно, начиная с 2009 года, Грузия выносит на рассмотрение ГА ООН проект резолюции по беженцам, который отражает только грузинскую позицию, учитывает проблему только этнических грузин, тогда как остается вне внимания проблема более ста тысяч осетин, изгнанных из Грузии по этническому признаку и нашедших убежище в Российской Федерации. До сегодняшнего дня ни один из них не вернулся на место прежнего проживания, и их судьба почему-то остаётся вне поля зрения Грузии и Генеральной Ассамблеи ООН, где Южная Осетия, к большому сожалению, не представлена и не имеет голоса. А этнические грузины, которых сейчас называют беженцами, вследствие преступной политики Грузии сами организованно покинули территорию Южной Осетии за несколько дней до начала августовской войны 2008 года. Поэтому все разговоры на эту тему остаются популистскими и политически ангажированными.

- В марте этого года президент Южной Осетии Леонид Тибилов и президент России Владимир Путин подписали в Москве исторический Договор о союзе и интеграции. Можете ли Вы уточнить, что предполагает данное соглашение, и будет ли Южная Осетия интегрирована полностью или же оставит за собой некоторый суверенитет?

- Важнейшим направлением внешней политики Республики Южная Осетия было и остается сотрудничество с Российской Федерацией. После признания Республики Южная Осетия Российской Федерацией 26 августа 2008 года между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией 17 сентября 2008 года был заключен Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. В продолжение и развитие этого Договора 18 марта 2015 года в Москве был подписан Договор между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией о союзничестве и интеграции. Этот Договор не направлен против третьих государств, его целью является качественное повышение уровня интеграции между двумя государствами. Согласно Договору, между Южной Осетией и Россией будет сформировано общее пространство обороны и безопасности, гарантирующее мир и стабильность на южных границах Республики. Исходя из сложившейся в последнее время непростой политической обстановки в регионе и учитывая современные вызовы времени, Республике Южная Осетия необходимо укрепление союзничества с основным стратегическим партнером Россией. Кроме того, Договор предусматривает сотрудничество в правоохранительной, таможенной, социально-экономической сферах.

Республика Южная Осетия является независимым и признанным государством, самостоятельно определяет свою внутреннюю и внешнюю политику, руководствуясь интересами своего народа и опираясь на свою законодательство. Договор еще раз свидетельствует о поступательном развитии дружественных, добрососедских и равноправных отношений двух суверенных государств – Республики Южная Осетия и Российской Федерации.

- Один из пунктов данного соглашения обязывает Южную Осетию согласовывать свою внешнюю политику с Россией. Можете ли Вы объяснить, как это повлияет на Вашу работу в качестве министра иностранных дел Южной Осетии?

- Упомянутый пункт нового договора звучит несколько иначе: «Договаривающиеся Стороны проводят согласованную внешнюю политику, которая предполагает взаимный учет интересов Договаривающихся Сторон в различных сферах сотрудничества», что не предполагает одностороннее согласование внешней политики Республики Южная Осетия с Российской Федерацией. В принципе, данное положение является продолжением Меморандума по вопросам сотрудничества в международных отношениях, подписанного еще 20 января 2009 года между Министерствами иностранных дел РЮО и РФ и во многом перекликается с ним. Согласно данному пункту, Стороны проводят согласованную внешнюю политику, которая предполагает взаимный учет интересов. МИД России представляет Южную Осетию в третьих странах и международных организациях, и, несмотря на изоляцию, инициированную Грузией, Южная Осетия благодаря поддержке российских коллег планомерно реализует стратегию по внешнеполитическому развитию. Министерство иностранных дел РЮО находится в постоянном взаимодействии с Посольством Российской Федерации в Республике Южная Осетия. Можно сказать, что поддержка российских коллег положительно сказывается на работе Министерства иностранных дел Республики Южная Осетия.

- Сразу же после подписания соглашения вашей страной и РФ Совет Европы принял документ, в котором выразил свое видение проблемы. Какова была реакция ЕС на соглашение между Южной Осетией и РФ?

- К сожалению, реакция Совета Европы была предсказуема, поскольку западные страны смотрят на нашу страну сквозь призму грузинских позиций, не делая выводов из существующих реалий. Отношения между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией вот уже 7 лет строятся на договорной основе, как и полагается в межгосударственном общении, поэтому употребление терминов «аннексия» или «оккупация», которые часто использует ЕС, с правовой точки зрения неправильно и объясняется только политическими интересами. Договор был подписан для обеспечения необходимой безопасности между дружественными и равноправными государствами.

- Недавно министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич и МИД Грузии выступили с заявлением о необходимости восстановления миссии ОБСЕ в Южной Осетии. Почему в ОБСЕ вдруг озаботились правами человека в Южной Осетии, и как Вы оцениваете авторитет этой организации?

- Республика Южная Осетия никогда не выступала против международного присутствия на ее территории и многократно подтверждала свою готовность к сотрудничеству с международными организациями, которые не политизируют свою гуманитарную деятельность и готовы работать у нас как в суверенном государстве. Республика Южная Осетия стремится к равноправному членству в международном сообществе. Мы стараемся наладить сотрудничество как с отдельными государствами, так и международными организациями. В Южной Осетии хорошо помнят опыт работы ОБСЕ. До 8 августа 2008 года в Цхинвале был офис Миссии ОБСЕ в Грузии. Эта организация участвовала в процессе урегулирования грузино-осетинского конфликта. Думаю, не лишним будет напомнить, что наблюдатели ОБСЕ в бывшей зоне грузино-югоосетинского конфликта были свидетелями подготовки к осуществлению Грузией силового сценария, заблаговременно эвакуировали своих сотрудников, не предприняли ничего для предотвращения кровопролития и должного информирования заинтересованных сторон. Тем не менее, наше ведомство неоднократно подтверждало свою готовность к конструктивному прямому диалогу с международными структурами, в том числе с ОБСЕ, но – с учетом изменившихся реалий.

- Что Вы можете рассказать нам о событиях на Украине? В чем Вы видите причины этого конфликта, и каковы Ваши прогнозы относительно разрешения этого конфликта и будущего Украины?

- Не секрет, что в раскручивании спирали напряженности на Украине тоже не последнюю роль сыграло неприкрытое вмешательство некоторых высокопоставленных политиков западных стран и США во внутренние дела суверенной Украины, которые хотели сделать ее местом своих геополитических игр и создать условия для передела региональных границ. Сегодня трудно предположить, сколько продлится украинский кризис и какими будут его последствия. Я считаю, что народ Украины сам должен решить свою судьбу. Мы и дальше будем пристально следить за развитием ситуации на Украине и призываем все политические силы остановить насилие и вернуть ситуацию в исключительно мирное русло.

- В апреле Южная Осетия открыла представительство в ДНР. Как представители Южной Осетии видят конфликты на Донбассе?

- Что касается Донбасса, там имели место совершенно другие процессы. В условиях свержения власти, избранной путем демократической процедуры, доминирующие позиции захватили крайне националистические силы, которые призывали к убийствам русского населения. Они не скрывают, что их героями, их примером для подражания являются лица, тесно сотрудничавшие со специальными службами Третьего рейха, они активно используют нацистскую символику тех лет. Начались избиения и убийства. Население Донбасса поднялось на защиту своих домов, своих семей. Были провозглашены Луганская и Донецкая Народные Республики. Нужно понимать, что отделение от Украины не являлось самоцелью жителей Донбасса. Это в основном шахтеры, мирные труженики. До поры до времени они были весьма далеки от большой политики. Однако когда возникли силы, посягнувшие на их привычный уклад жизни, когда начались артиллерийские обстрелы, которые уносили жизни совершенно невинных людей, то они были вынуждены защищаться. Каждый человек и каждый народ имеют право на защиту. Когда на мирный референдум, на мирно выраженную волю людей власть отвечает пулями и снарядами, репрессиями, арестами, избиениями и убийствами, то это антинародная власть. Это тираническая и деспотическая власть, а Устав ООН прямо признает право народов на восстание против тиранической и деспотической власти. Киев бросил против мирного народа армию. Но армия может выстрелить в свой народ только один раз. И этот выстрел делает её чужой и чуждой народу.

Наше дальнейшее видение конфликта на Донбассе таково: необходимо как можно скорее прекратить боевые действия, отвести войска с обеих сторон и начать диалог о всеобъемлющем урегулировании. Отказываемся понимать заявления о нежелании официального Киева сесть за стол переговоров с представителями народных республик. В первую очередь, надо думать о сохранении жизней людей, а не о своих политических амбициях и капризах. Надо иметь государственное мышление. Есть ли оно у киевских властей – покажет время.