На южных склонах Главного Кавказского хребта на площади 3900 кв. км. расположена Республика Южная Осетия (столица - город Цхинвал).
Десятую часть поверхности Республики занимают предгорья.
Остальная же территория - гористая местность высотой от 850 до 3938 метров над уровнем моря.
Самая высокая точка - гора Халаца (3938 м.).

Комментарий Министерства иностранных дел Республики Южная Осетия

Версия для печати
24 ноября 2016 года МИД Грузии опубликовало очередной ежеквартальный отчет «о ситуации по правам человека на оккупированных территориях», на этот раз охватывающий период с июля по сентябрь текущего года.


Документ практически не отличим от предыдущих «отчетов» и полностью соответствует грузинской логике искусственного создания негативного представления о соседних с Грузией государствах – Республике Южная Осетия и Республике Абхазия.

Очевидно, что грузинское внешнеполитическое ведомство, многократно повторяя традиционные голословные утверждения и грубое искажение реальности, рассчитывает закрепить на международной арене представление о Южной Осетии и Абхазии как о мифических «оккупированных территориях Грузии», на которых процветает беззаконие и массовое нарушение прав человека.

Очевидно и то, что подобное усердие могло бы быть достойным лучшего применения, например, в совместной работе по делимитации и демаркации на линии прохождения госграницы между Южной Осетией и Грузией, что решило бы очень многие проблемы, прежде всего, для граждан Грузии, жителей приграничных с Южной Осетией районов.

Однако, вместо этого в Грузии упорно продолжают фабриковать отчет за отчетом, в которых меры по обеспечению безопасности государственной границы Южной Осетии, неоднократно подвергавшейся военной агрессии со стороны Грузии, квалифицируются как ущемление прав человека, задержанные на территории Южной Осетии нарушители режима государственной границы выдаются за жертв похищений, а ответственность, которую несут в таких случаях нарушители в соответствии с законодательством Южной Осетии, называется выкупом, пытками и дискриминацией по этническому признаку.

Продолжение такой политики контрпродуктивно, и с каждым новым выпадом против Южной Осетии Грузия все дальше отбрасывает перспективу налаживания двусторонних равноправных и добрососедских межгосударственных отношений.

В упомянутом отчете обращают на себя внимание неоднократные утверждения, в том числе и со ссылкой на Верховного комиссара ООН по Правам человека г-на Зейда Рахад аль Хуссейна, о недопуске на территорию Южной Осетии руководителей и сотрудников международных организаций, занимающихся мониторингом соблюдения прав человека. И это действительно удивляет, поскольку официальных обращений к властям Республики Южная Осетия с просьбой о посещении ее территории не поступало. Попытки же проникнуть в Южную Осетию со стороны Грузии в контексте посещения «оккупированных территорий» невозможны по определению. Очевидно, что понимание этого есть и на уровне международных организаций, и именно поэтому там предпочитают не утруждаться получением объективной информации о действительном состоянии дел и довольствоваться искаженным до неузнаваемости грузинским видением реальности.


Цхинвал, 2 декабря 2016 года