На южных склонах Главного Кавказского хребта на площади 3900 кв. км. расположена Республика Южная Осетия (столица - город Цхинвал).
Десятую часть поверхности Республики занимают предгорья.
Остальная же территория - гористая местность высотой от 850 до 3938 метров над уровнем моря.
Самая высокая точка - гора Халаца (3938 м.).

Заявление Министерства иностранных дел Республики Южная Осетия

Версия для печати
В последнее время в Грузии активно нагнетается ситуация, связанная со смертью в республиканской больнице г. Цхинвал гражданина Грузии А. Татунашвили, который был задержан 22 февраля 2018 года правоохранительными органами Южной Осетии в поселке Ленингор по подозрению в разведывательно-диверсионной деятельности и в причастности к убийствам мирных жителей в период военной агрессии Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года.


Обращает на себя внимание важное обстоятельство – факт, о котором молчат многочисленные комментаторы – во время конвоирования в следственном изоляторе задержанный напал на конвоиров и, завладев табельным оружием одного из них, пытался стрелять. Эта попытка была пресечена представителями правоохранительных органов, которые, применив силу, обезвредили нападавшего.

Здравый смысл подсказывает весьма важную деталь - в Южной Осетии никак не могли быть заинтересованы в таком исходе событий, поскольку попытка побега задержанного до начала фактического производства следствия обоснованно расценивается как подтверждение подозрений, на основании которых он был задержан и должен был понести установленное законом наказание.

Тем не менее, компетентные органы Южной Осетии проводят все необходимые в таких случаях мероприятия, которые установят полную картину произошедшего и определят точную причину смерти А. Татунашвили, после чего его тело будет передано семье.

Однако следует обратить внимание на то, какую противоречивую и несоразмерную реакцию это происшествие вызвало в Грузии, обнажив реальное состояние, в котором пребывает современная грузинская внутренняя и внешняя политика, ее государственная идеология.

В то время как одна часть грузинского общества призывает сохранять спокойствие и трезво оценивать ситуацию, другая беззастенчиво использует эту весьма чувствительную тему, связанную со смертью Татунашвили, для улучшения собственного рейтинга во внутригрузинской конъюнктурной политической борьбе.

Здесь особенно показательно возвращение в грузинский политический лексикон, казалось бы забытых экстремистских призывов, свидетельствующих о том, что агрессивный реваншизм в отношении Южной Осетии никогда не уходил с политической повестки.

Расцениваем происходящее как объективный показатель состояния современного грузинского общества и его реального отношения к Южной Осетии и ее жителям. Развернутая антиосетинская вакханалия достигла рекордной отметки.

Грузинская позиция в существующих международных форматах, в том числе на Женевских дискуссиях, и без того никогда не отличалась конструктивизмом и договороспособностью. Однако до самого последнего времени грузинский экстремизм, реваншизм и агрессивность в отношении соседних государств достаточно успешно, особенно в глазах международного сообщества, удавалось скрывать за массой пустых заявлений о стремлении к миру.

На этом фоне руководители ряда государств и международных организаций, в том числе и участников Женевских дискуссий, продолжают высказываться о своей «озабоченности» в связи со смертью А.Татунашвили, провоцируя дальнейшее нагнетание ситуации. Их позицию можно понять - огромные денежные средства, потраченные донорами Грузии на различные «примиренческие» проекты, не принесли результатов.

Реакция на инцидент с Татунашвили расставила все по местам. Сегодня в Грузии перекрывают дороги, открыто высказывают угрозы в адрес Южной Осетии и Абхазии, продолжают навязывать совершенно абсурдные обвинения России в «оккупации» и даже призывают применить экономические санкции в отношении других соседних государств.

При таком негативном развитии, мирные декларации грузинского руководства, в том числе и о готовности повышать уровень своего представительства на международных площадках ради достижения положительного результата переговоров, перестали иметь какой-либо смысл.

Налицо полный провал тиражируемой Грузией на протяжении многих лет концепции «примирения» и добрососедства.


Цхинвал, 1 марта 2018 года