На южных склонах Главного Кавказского хребта на площади 3900 кв. км. расположена Республика Южная Осетия (столица - город Цхинвал).
Десятую часть поверхности Республики занимают предгорья.
Остальная же территория - гористая местность высотой от 850 до 3938 метров над уровнем моря.
Самая высокая точка - гора Халаца (3938 м.).

Комментарий Министра иностранных дел Республики Южная Осетия Д.Н. Медоева ИА «Рес»

Версия для печати



В последнее время грузинская государственная пропагандистская машина при поддержке европейских партнеров активизировала информационные атаки на власти Южной Осетии в связи с якобы ухудшающейся ситуацией на приграничных территориях, в частности, по вопросам ограничения выездов на лечение граждан Южной Осетии в медицинские учреждения Грузии. Менеджерами этого проекта придумываются жуткие для восприятия евро-грузинским обывателем сюжеты чуть ли не массовой гибели населения по вине т.н. «оккупационных властей».


В связи с этим хочется прояснить для грузинских адептов произведений Альфреда Хичкока некоторые неизвестные для них моменты новейшей истории.

Предоставление медицинских услуг преподносится как «акт доброй воли» грузинского народа в отношении осетин. При этом грузинские пропагандисты не сообщают, на какие средства функционирует данный проект, кто есть донор и кто адресат финансовых потоков. Было бы честнее со стороны государственных пропагандистов сказать своему народу правду о том, что данные финансовые средства выделяются грузинскому правительству рядом государств и международных организаций с конкретной целью – покрыть расходы на оказание медицинских услуг гражданам Южной Осетии и Абхазии при реализации программы «мягкой силы». Эти средства не должны использоваться реализаторами данного проекта на содержание аппарата сомнительных структур или же шантаж больных людей и их родственников при обращении за помощью.

Важный момент – это не средства Грузии, их происхождение не имеет ничего общего с бюджетными поступлениями от грузинского налогоплательщика. Не секрет, что сами граждане Грузии имеют довольно низкие социальные гарантии, дорогостоящее лечение и лекарства абсолютному большинству граждан Грузии недоступны. Но суть не в этом.

Вынуждены напомнить грузинскому обществу и международному сообществу, что начиная с 1920 года прошлого столетия по 2008 год, всеми без исключения грузинскими правительствами осуществлялась перманентная политика уничтожения осетин, проживавших как на территории собственно Южной Осетии, так и в местах компактного проживания в самой Грузии.

В результате карательной экспедиции в 1919- 1920 гг. более 40 000 человек потеряли свои дома, более 170 деревень было сожжено и разрушено. Было убито и умерло в результате вынужденного переселения около 10 000 человек. За эти преступления против человечности и преступления, совершенные последующими грузинскими правительствами на протяжении целого столетия, никто не понес наказания и даже не принес извинения осетинскому народу.

Исходя из этого, оказываемая Тбилиси помощь, расценивается нами как часть компенсаций, которые официальные власти обязаны выплатить осетинскому народу, как правопреемники Грузинской демократической республики 1918-1921гг., правительств советской Грузии и постсоветского периода.

Теперь главное – о качестве оказываемой помощи. Здесь придется обойти стороной действия специальных служб Грузии, которые курируют данный «гуманитарный проект», предлагая «добровольно» оформить с ними сотрудничество или же настаивая обратиться к властям Грузии за гражданством этой страны. Но это уже другая тема.

Наибольший интерес, с нашей точки зрения, представляет статистика, которая показывает «обратную сторону медали». По имеющимся в Министерстве иностранных дел сведениям, за 2018-2019 годы смертность от общего числа вывезенных граждан Южной Осетии на лечение в Грузию составила в среднем 25%, т.е. в четверти случаев для граждан Южной Осетии медицинская помощь, оказанная в Грузии, закончилась летальным исходом.

Грузинским властям стоит обратить на это внимание и прекратить нелицеприятную для самого грузинского общества пропаганду, которая не вписывается в высокий штиль грузинского официоза, громко декларирующего намерения мира и дружбы.


Цхинвал, 5 февраля 2020 года