На южных склонах Главного Кавказского хребта на площади 3900 кв. км. расположена Республика Южная Осетия (столица - город Цхинвал).
Десятую часть поверхности Республики занимают предгорья.
Остальная же территория - гористая местность высотой от 850 до 3938 метров над уровнем моря.
Самая высокая точка - гора Халаца (3938 м.).

Сообщение пресс-службы Министерства иностранных дел Республики Южная Осетия

Версия для печати



1 мая состоялся брифинг для представителей СМИ члена Экспертного Совета при Министерстве иностранных дел Республики Южная Осетия Юрия Вазагова на тему: «Грузия в условиях пандемии: проблемы и перспективы».


«Пандемия коронавируса, охватившая Грузию, выявила ряд устойчивых тенденций, обусловленных как внутриполитическими, так и внешнеполитическими факторами. Их анализ позволяет с достаточно высокой степенью вероятности определить вектор развития грузинского государства на ближайшую и среднесрочную перспективу, в том числе, с точки зрения реализации различных эскалационных сценариев.

Для Южной Осетии в сложившихся условиях особенно важно отслеживать происходящее в соседнем государстве, поскольку югоосетинское направление находится в числе приоритетных в политике грузинских властей и их западных партнеров.

За период, прошедший после начала цнелисской авантюры «Грузинской мечты», мы можем наблюдать планомерную и последовательную реализацию комплекса мероприятий, затрагивающих практически все основные сферы, включая здравоохранение, образование, торгово-экономические отношения и информационную составляющую.

В условиях пандемии грузинской стороне и их западным партнерам пришлось сдвинуть временные рамки части проектов, в связи с чем на первый план вышли вопросы, связанные со здравоохранением и пиар-проектами.

По этим направлениям отмечается лихорадочная активизация, в которую вовлечены не только официальные власти Грузии, но и СМИ, НПО, международные организации и ближайшие партнеры Грузии, прежде всего США.

Основные пункты нынешней пиар-кампании фокусируются вокруг утверждений о том, что в Южной Осетии сложилась гуманитарная катастрофа, жители чуть ли не в массовом порядке умирают из-за неэффективного здравоохранения, а граждане республики из числа этнических грузин подвергаются репрессиям и поставлены в неравноправное положение. В качестве единственного выхода из «осетинского апокалипсиса» предлагается открытие границ с Грузией с последующим вовлечением в предлагаемые грузинскими властями проекты.

Эти нехитрые тезисы на разный лад повторяются в многочисленных публикациях и заявлениях официальных лиц, а также различных документах, в частности, в отчетах Службы госбезопасности Грузии, докладе генсека Совета Европы и др.

Между тем, только своевременные меры по закрытию грузино-осетинской границы позволили пресечь попытки раскачивания ситуации в приграничной зоне, а затем и распространение эпидемии на территорию Южной Осетии.

Более того, ситуация, складывающаяся в Грузии, диктует необходимость сохранения сегодняшнего режима охраны грузино-югоосетинской границы. Эпидемиологическая ситуация в соседней республике близка к критической, хотя официальные власти стремятся сфальсифицировать статистику, чтобы накануне парламентских выборов не растерять электоральную поддержку.

По официальным данным в Грузии более 566 заболевших коронавирусом, однако оппозиция утверждает, что эти цифры занижены.

Оппоненты «мечтателей» подчеркивают, что власти допустили серьезную ошибку, на месяц опоздав с массовым тестированием, и сейчас оно не проводится в должном объеме. А это означает, что множество людей, которые являются носителями и переносчиками вируса, не выявлены.

Грузинские оппозиционные лидеры не без основания заявляют, что правительство скрывает от населения реальную статистику распространения COVID-19, в том числе благодаря тому, что по количеству тестов на душу населения, Грузия сильно отстает не только от стран-членов Евросоюза, но и от своих соседей. Иными словами, нет тестирования, нет зараженных или точнее, нет информации о них.

В пользу версии о сокрытии реальной картины, говорит и то обстоятельство, что грузинское правительство, в отличии от других стран, замалчивает число так называемых «бессимптомников», то есть болеющих коронавирусом без выраженных симптомов. Представители минздрава Грузии пытаются отделаться общими утверждениями, что их число, скорее всего, невелико. Между тем, в разных странах процент «бессимптомников» доходит до 45-60 процентов от общего количества заболевших.

Одной из причин искажения статистики является нежелание властей Грузии признаться в провале многолетней политики в сфере здравоохранения, заключающейся в копировании западной системы.

По признанию министра здравоохранения Грузии Екатерины Тикарадзе, на сегодняшний день система здравоохранения этой республики может принять чуть более 2 тысячи пациентов при населении в 3,7 миллионов человек. На большее нет материальных и кадровых ресурсов. В Грузии всего 256 инфекционистов, которые могут обслужить только 853 пациентов в день и 483 реаниматологов, способных охватить не более 1 200 пациентов в день.

При значительном увеличении числа инфицированных коронавирусом система здравоохранения Грузии попросту не сможет оказать помощь всем, кому это необходимо, со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, назойливо предлагая Южной Осетии свою помощь в борьбе с эпидемией, грузинское правительство демонстрирует неготовность справиться с масштабами бедствия, избрав основным способом реагирования на кризис полное закрытие целых регионов и нехитрые манипуляции со статистикой.

Больше чем судьбой собственного населения грузинские власти озабочены парированием обвинений в адрес лаборатории Лугара, построенной на американские деньги и обслуживающей, в первую очередь подрядчиков Пентагона.

С этой целью грузинские и западные СМИ развернули пиар-кампанию с целью улучшения имиджа лаборатории, стремясь преподнести ее как главный компонент в системе здравоохранения Грузии, якобы доказавший свою эффективность в борьбе с коронавирусом. Утверждение более чем сомнительное, учитывая реальную картину с теми же тестами, которыми, в первую очередь, занимается лаборатория Лугара.

Пытаясь убедить собственное население в необходимости дальнейшего существования лаборатории и связанных с ней объектов, грузинские власти, таким образом, уходят от неудобных вопросов, которые неминуемо возникают у общественности Грузии и других стран.

Учитывая версию о возможном искусственном происхождении COVID-19, подозрения к деятельности подобных лабораторий будут лишь усиливаться. Достаточно сказать, что в центре Лугара опытами над летучими мышами, исследованием возможности передачи их вирусов человеку, занимались еще в 2014 году. По крайней мере, судя по тем данным, которые стали известны общественности.

Несмотря на формальную передачу объекта министерству здравоохранения Грузии, по сей день более трети разработок ведется в интересах американского военного ведомства, включая исследование способов доставки зараженных насекомых с помощью дронов, работу над штаммами кори и других заболеваний.

При этом главные грузинские борцы с коронавирусом - Амиран Гамкрелидзе и Паата Имнадзе, по совместительству являются руководителями лаборатории Лугара, с некоторых пор закамуфлированного под вывеской Национального центра контроля заболеваний и общественного здоровья Грузии.

Еще в конце января они уверяли жителей Грузии, что причин для паники в связи с возможным распространением нового типа коронавируса нет, и что незачем закрывать границы из-за отсутствия реального риска. Затем Гамкрелидзе и Имнадзе успешно становятся во главе штаба по борьбе с коронавирусом и оказывают содействие властям в искажении статистики, не забывая при этом подчеркнуть роль лаборатории Лугара.

Впрочем, приведенные факты волнуют грузинские СМИ меньше, чем ситуация в Южной Осетии.

За последние месяцы все вопросы, связанные со здравоохранением в Южной Осетии, практически мгновенно становятся предметом пристального внимания со стороны грузинских СМИ, политиков и общественных деятелей. В том числе речь идет о публикациях в югоосетинском сегменте соцсетей, скриншоты с которыми широко тиражируются на грузинских ресурсах.

В целом, на наш взгляд, текущая активизация Грузии на югоосетинском направлении имеет несколько основных причин.

Первая из них – отработка внешнего заказа со стороны США и западных международных организаций, которые заинтересованы в расшатывании позиций России в регионе Южного Кавказа.

В этом аспекте усиление давления на РЮО укладывается в общую стратегию сдерживания России, в которой особое значение придается Кавказско-Черноморскому региону.

Судя по последним заявлениям генсека НАТО Йенса Столтенберга и его спецпредставителя по Кавказу и Центральной Азии Джеймса Аппатурай, альянс в ближайшие годы намерен усиливать свое присутствие в регионе, невзирая на пандемию. Основная цель – противодействие Российской Федерации. Грузии и Украине отводится роль плацдармов и опорных пунктов.

Грузия в лице правительства «Грузинской мечты» активно включилась в реализацию этой стратегии, четко следуя интересам США во внешней политике, в том числе в тех случаях, когда наносится ущерб национальным интересам самой Грузии и создается угроза ее безопасности.

Это обстоятельство, в частности, объясняет тот факт, что ведущую роль в нынешней информационной кампании против Южной Осетии и России играют СМИ и организации, аффилированные с посольством США, USAID и другими западными структурами.

В качестве примера можно назвать Радио Свободы с ее проектами, фонд «Свободная Россия» на Южном Кавказе и целый ряд других медиа-ресурсов и НПО.

Судя по всему, их деятельность будет только наращиваться, учитывая пристальный интерес со стороны Соединенных Штатов к ситуации в регионе.

Второй причиной активизации политики Грузии в отношении Южной Осетии является стремление в очередной раз использовать югоосетинский вопрос в качестве громоотвода, чтобы тем самым отвлечь внимание собственного населения от острых проблем в сфере экономики, внутриполитических и межнациональных противоречий, обострившихся в условиях пандемии.

Нынешние грузинские власти, несмотря на масштабную поддержку со стороны западных стран и международных организаций, показали полную неспособность справиться с кризисными явлениями и не смогли наладить социальную поддержку населения.

Пока власти и оппозиция спорят о количестве заболевших, методы тотального карантина, применяющиеся в Грузии, вызвали череду голодных бунтов в Марнеульском, Болнисском, Каспском, Хашурском районах, в Аджарии и других регионах. Участники митингов жалуются на нехватку продовольствия, питьевой воды, лекарств и антисептиков, утверждая, что население находится на грани голода. Причем во многих населенных пунктах складывается абсурдная ситуация – чтобы получить мизерные пенсии и социальные пособия жителям необходимо добраться до ближайших банкоматов, однако выйдя из дома, они подвергаются штрафам за нарушение карантина. Размеры штрафов к тому же значительно превышают суммы социальных выплат.

Наиболее угрожающая ситуация сложилась в местах проживания этнических меньшинств, прежде всего, азербайджанцев, которые помимо тотального карантина, столкнулись с ксенофобией и национализмом со стороны титульной нации.

СМИ приводят многочисленные свидетельства со стороны представителей нацменьшинств, которые заявляют об игнорировании их проблем со стороны властей.

Дело дошло до того, что руководству Азербайджана пришлось оказывать гуманитарную помощь соотечественникам, проживающим в Грузии, снабжая их продуктами питания через свое посольство.

Ситуация с ущемлением прав этнических меньшинств в Грузии привлекла внимание и западных СМИ. В частности, «Би-Би-Си» посвятило репортаж травле азербайджанцев в Грузии. В статье «Жизнь в изоляции: как коронавирус вызвал вспышку ксенофобии в Грузии», журналисты издания пишут о призывах изгнать азербайджанцев из Грузии, отмечаются оскорбительные отзывы со стороны представителей титульной нации.

Несмотря на многолетнюю пропаганду, создававшую Грузии образ демократического государства, нынешняя ситуация вновь обнажила реальное положение дел, показав, что традиционный грузинский национализм никуда не делся и продолжает определять государственную политику.

Даже в разгар эпидемии Грузия продолжает проводить политику подавления нацменьшинств, осуществляя информационную блокаду и вводя запреты на въезд для неугодных лиц.

Примерно месяц назад грузинские власти запретили въезд армянскому политологу, руководителю Центрa социологических исследований «Модус Вивенди», бывшему послу Армении в Канаде Ара Папяну.

По всей вероятности, причиной запрета стали заявления армянского политолога о том, что грузинским властям пора отказаться от иллюзий в отношении Абхазии и Южной Осетии, а также его позиция в отношении прав Тбилиси на Джавахк, армянскую область, в свое время насильственно включенную в состав Грузии.

Армяне Джавахка, как и азербайджанцы, не первый год сталкивается с грузинским национализмом. Как отмечает президент Джавакхской диаспоры в России Агаси Арабян, которому также запрещен въезд в Грузию, в нынешней Грузии сильны национал-шовинистические настроения по отношению к этническим меньшинствам.

По его словам, национализм является мейнстримным направлением в политической и общественной жизни Грузии.

Здесь мы подошли в достаточно простой разгадке той информационной политики, которая ведется Грузией в отношении Ленингорского района. Опасаясь того, что ущемление нацменьшинств станет предметом обсуждения на международной арене, Грузия при поддержке своих партнеров для отвлечения внимания и в качестве операции прикрытии развернула кампанию по обвинению Южной Осетии в нарушении прав этнических грузин.

Таким образом, Грузии, которая сама является классическим примером нарушения прав человека по национальному признаку, пытаются создать образ жертвы.

Предлагаем западным правозащитникам отказаться от двойных стандартов и вместо тиражирования сентенций о судьбе «бедных» жителей Ленингорского района, призвать власти Грузии к соблюдению прав этнических меньшинств на своей территории, в том числе на законодательном уровне, ратифицировав, наконец Европейскую хартию региональных языков и языков нацменьшинств.

Что касается Ленингорского района, то закрыв границы, власти Южной Осетии не нарушают каких-либо прав населения Ленингорского района, напротив основная цель этих мероприятий обеспечить безопасность жителей в условиях угрозы распространения коронавируса с территории Грузии.

Несмотря на информационный фон, созданный западными и грузинскими СМИ, ситуация в этом районе ничем в худшую сторону не отличается от других регионов Южной Осетии, ни по объемам финансирования, ни по качеству и количеству построенных и функционирующих объектов».


Цхинвал, 1 мая 2020 года